Феофан это бот, умеющий рассуждать логически на русском языке ФРЯ Например, если Феофану сообщить, что все люди смертны, а Сократ это человек, то он сообразит, что Сократ тоже смертен. См. Примеры

Friday, August 11, 2017

Времен Очакова и покоренья Крыма

Времен Очакова и покоренья Крыма

ВРЕМЁН ОЧАКОВА И ПОКОРЕНЬЯ КРЫМА.

-A судьи кто?  -  За древностию лет
              К свободной жизни их вражда непримерима.
              Сужденья черпают из забытых газет
              Времён Очакова и покоренья Крыма.

Эти строчки Грибоедова, памятные мне со школы, всегда меня куда-то влекли, что-то таинственное таилось в этих двух названиях, особенно, в слове Очаков. Слово Крым было мне ближе, потому что там, в Алупке, отдыхала моя мама в свои 19 лет , когда она, приехав в Биробиджан из Белоруссии,  получила   бесплатную путёвку на юг.
Очаков  интересен своей историей.
Эту турецкую крепость взял во время русско-турецкой войны фельдмаршал Миних в 1737-м году.Через год крепость передали снова туркам. Затем  Очаков осадил и взял Григорий Потёмкин. В 1855 году крепость захватили англо-французские войска, но вскоре возвратили России.
Владея Очаковом , турки из гарнизонной церкви сделали мечеть, которая стоит до сих пор. Кстати, мусульмане любят строить свои культовые сооружения на месте церквей на завоёванных территориях. Так, завоевав Константинополь , они превратили великолепную церковь Св. Софии в мечеть. Захватив Иерусалим ,они построили на Храмовой горе, на месте первого и второго храмов, мечеть Ал Акса. В захваченной Испании перестраивали церкви в мечети.
Ещё хотел я увидеть Белгород –Днестровск, бывший Аккерман. Туда меня влекли строчки Пушкина:
-“Там правил Буджаком  Паша с высоких башен Аккермана”.
А также первая строчка “Старухи Изергиль” А.М.Горького:
-“Я слышал эти рассказы под Аккерманом”.
Аккерман я посетил с экскурсией из Одессы, походил по крепости, послушал рассказ экскурсовода.
 С Очаковым было сложнее.

Моя мечта увидеть Очаков осуществилась, когда я попал туда  на экскурсию с пионерским лагерем, где я работал баянистом. Мы купались в Днепро-Бугском лимане, ходили в музей, который расположен  в мечети, ловили рыбу и варили на костре уху. Мне так понравилось ,что на следующее лето я уговорил жену и дочку туда поехать отдыхать на 10 дней.   Kатер на подводных крыльях, который шёл из Одессы до Херсона с остановкой в Очакове, приходил  в Очаков вечером. Нас сильно укачало, но  нам повезло: сразу нашли квартиру рядом с пляжем. Хозяйка ,  женщина довольно потрёпанного вида , отвела нам комнату в доме ,где кроме неё  жил её дядя, которому и принадлежал, фактически, дом .Он был   после инсульта, правая рука  - не действовала. Звали его   Алик.
С едой было плохо. Первоначальная надежда на меня, как на добытчика, провалилась в первый же день.Мне удалось поймать на удочку лишь маленького пескарика, которого моя дочка запустила в банку с речной водой и повсюду носила с собой.  Вообще, я резко отличаюсь от типичных жителей бассейна реки Амур отсутствием любви к рыбалке.Тем не менее, всегда меня восхищала удивительная сноровка этих людей в этом древнейшем процессе –охоте на рыбу.
Однажды ,очень давно, я сидел в поезде Хабаровск –Биробиджан, где со мной в купе общего вагона ехал  на двухдневную рыбалку  житель Хабаровска, как оказалось милиционер.  Он выходил через два часа, на станции Ин, затем  ему предстояло плыть на спрятанной  в потайном месте лодке к одному ему известным рыбным местам на речке Ин. Ехал он на охоту “на тайменя”. Таймень- очень крупная  рыба,  мечта любого рыбака. Милиционер рассказывал об эпизодах его рыбной охоты все два часа, которые он провёл в вагоне. Я слушал его с неослабевающим интересом. Милиционер связно и интересно рассказывал , что он чувствовал тогда, когда спининг загудел в руках, когда он увидел голову тайменя ,как хитро рыбина уходила в сторону, пытаясь оборвать леску, как таймень выбивал сачок из рук, какой таймень самый хитрый из всех ,выловленных им, как он,рыбак, был глуп, когда дал какому-то из тайменей уйти. Мне кажется, если бы записать на плёнку рассказ милиционера и приписать его известному писателю, все бы поверили.
Однажды меня восхитил ещё один эпизод охоты на рыбу. Я прогуливался по набережной Амура в районе стадиона, в самом центре города Хабаровска с двумя моими соседями по комнате в общежитии муз. училища, в котором мы учились. Эти ребята были из Комсомольска –на – Амуре. Подойдя близко к воде, один из них, Валера Дук, вытащил из сумки какую-то железную штуку , развернул её. Это оказалась кустарно сделанная “мордуша”, тонкая, металлическая, продолговатая,  замкнутая, мелкая сеть, с отверстием впереди, на длинной верёвке. Ребята по очереди ловко бросали мордушу подальше в реку и быстро тянули под водой назад. Почти всегда в ней оказывалась рыба.  В конце месяца, отведённого на сессию, когда у них кончались финансы, рыба стала основной пищей и её было много, хватало и котёнку, которого они подобрали на улице.
Мы  же в Очакове стали покупать  рыбу на рынке. 
Очаков  ещё до войны стал военно-морской базой. Её главный опорный пункт  - искусственный    остров “Майский”,    вооружённый дальнобойными морскими орудиями. Остров не был защищён с воздуха, немецкий воздушный десант легко его захватил  в  начале  войны. Вернули его тоже с помощью воздушного десанта.
Я очень хотел взглянуть на остров поближе. Взяли лодку напрокат , без очереди ,  заплатив напрямую человеку, выдающему лодки, и мы поплыли: я, жена и семилетняя дочь. Погода была прекрасной, мы приближались к “Майскому” всё ближе и ближе. Слышали какие-то крики в мегафон, но не обращали на них внимания. Вот уже вошли в зону, где вода окрашена в зеленоватый цвет .Внезапно пограничный катер с людьми в военной форме  вырос перед лодкой. Мне приказали грести к берегу . Составили протокол на нарушителей запретной зоны, обещали написать на работу в Одессу.Спасло нас то, что мы получили лодку в аренду нелегально. В случае огласки дела, человек, выдавший лодку, и руководство лодочной станции имели бы большие проблемы .В конце концов, нас мирно отпустили, порвав все составленные бумаги. Когда моя жена рассказала это моему другу из Биробиджана по имени Серго, он засмеялся и ответил:-  “Мы, биробиджанцы, все такие, хотим всё увидеть и  всему удивляемся”.
Алик часто беседовал со мной, но почему-то всегда звал меня Боря. Я ему сказал, что меня зовут Володя, через день он снова назвал меня Боря, и я смирился: Боря, так Боря, хорошее имя. Алик был до инсульта “сварщиком-потолочником”, как он говорил. За день до нашего отъезда он мне сказал:- “Знаешь, Боря, как я получил инсульт? Я тебе расскажу.
 В воскресенье вечером ко мне заглянула моя старая подруга Taська. Мы с ней хорошо выпили и вместе заснули. Утром я встал на работу с опозданием , быстро оделся, даже не покушал, и выбежал из дома. У калитки внезапно вспомнил:
-Я же Таську не “обработал”, какой стыд! Быстро вернулся, разделся, лёг в кровать, обнял Таську, и вдруг всё остановилось и отнялось навсегда.”
В дальнейшей жизни, когда я слышал слово “Очаков”, передо мoими глазами возникал Алик, держащий правую, “чужую,” руку левой,   и меня охватывала глубокая печаль.
Владимир Бердичевский. Сан - Франциско.


No comments:

Post a Comment